БЕКДАШ – мои воспоминания

Смотрите фото  Бекдаш - райское море 

Поселок Бекдаш (с 9 августа 2002 года он называется Карабогаз) находится на восточном берегу Каспийского моря, на 250 км севернее г. Красноводск (сейчас называется Туркменбаши) или на 70 км севернее Карабогазского пролива, где изначально находился поселок Карабогаз. Название Бекдаш происходит от первоначального названия берегового мыса – белой каменной возвышенности врезающейся в море. Это самая высокая геодезическая точка поселка. Истоки названия этого слова, скорее всего, в названии возвышенности «Большой камень». Раньше он и писался по разному и раздельно Бек-Даш, Бек-Таш, Бек-Тас.. Сравните: Сар-Тас (шестое озеро) переводится как желтый (рыжий) камень.

Залив Кара-Богаз-Гол – единственное на всем земном шаре природное месторождение разнообразных солей в огромных промышленных масштабах. Их освоение началось со строительства п. Карабогаз в 1921г на Каспийском побережье, где каспийская вода устремляется в залив. В 1921г были построены в Карабогазе первые три здания.

" Комек Калиев внес свои замечания: "После Вашего отъезда я работал в отдела капстроителства с Ерсаином Чохановым. Строили с ВНИИГгалургия микрорайон , летный клуб,паромную переправу, аэропорт, электроцех около РМЦ, цех эпсомита, новый завод бишофита и т.д.
  В настоящее время живу в городе Жанаозен, а переехал из Бекдаша в 2002 году. Прочитал Ваше вспоминания . Хочу чуть-чуть добавить из слов ныне покойного старика Байгубенова Темирбая: первым начали осваивать поселок Чагала, собирали мирабилит зимой на берегу и отгружали на барже(плоскодонке) в поселок Карабугаз. Когда обмелел пролив Карабугазгол, плоскодонки не смогли выходить к поселку,  начали осваивать поселок Сартас и так дали как Вы пишите. В поселке  Карабогазе был построен перед войной содовый завод. Карабогазсульфат подчинялся перед войной Казахстану  Форт-Шевченко районного значение. Из-за плохого снабжения, Карабугаз предали в Туркмениию в 1932году. В нанесение границы и передаче территории участвовал  Байгубенов Темирбай и два молодых туркмена. Они на машине ЗИЗ-5 доехали на вершине горы Суе и там нанесли границу. Я спрашивал Байбугенова (он уже был стариком), почему так много территории вместе с могилами наших предков и  поселок Чагала отдали туркменам?.
Он сказал: -"Я не знал, что можно был нанести границу прямо по заливу (по воде). И поэтому поселки  Кулы-Маяк и Сартас перешли в Туркмению".

Активная промышленная разработка запасов сульфата натрия началась на Кара-Богаз-Голе в 1924г, когда Казахстанский трест «Карабогазсоль» первым организовал добычу сульфата натрия в районах Кургузульской бухты (северная часть залива) и Ала-Тепе (западная часть залива). «Туркменсульфат» занимался в этот период добычей мирабилита на южном берегу залива. Как видно, добыча мирабилита и сульфата натрия производилась только по берегам залива (внутри залива). Уровень вод залива и Каспия был в те времена достаточно высок и мелкие суда свободно вывозили сырье через пролив. Постепенно уровень стал падать и наступил момент, когда суда уже не могли пройти пролив. В проливе появились пороги, а затем и водопад, который в 1974 году составлял около 1,5-2 метров. В те времена я спускался туда на подвеске ради любопытства. Пролив еще не был перегорожен дамбой. Она появилась только в 1980г.

Юридически, с 15 апреля 1929 г начал функционировать трест, который затем стал называться комбинатом и наконец производственным объединением ПО «Карабогазсульфат». Эти названия меняются только в связи ростом мощностей предприятия.

С 1930 г добыча сульфата натрия переходит на более высокий технологический уровень - бассейновый метод. Этим бассейном было озеро №6. По причине увеличения промышленной мощности предприятия, нужен был надежный выход к морю.

Строительство поселка Карабогаз практически прекратилось к 1931г, так как была потеряна его практическая значимость. С 1932г г началось строительство нового поселка-порта Бекдаш, который полностью взял на себя функции п. Карабогаз. Выбор пал на Бекдаш ввиду удачного расположения его акватории портовой бухты, которая имеет окружение островами – природными волноломами и достаточную глубину для прохода крупных судов. Поселок Карабогаз оказался в забвении и постепенно был растащен на строительство Бекдаша.

Основное население предприятия было распределено в трех поселках: Сартас (озеро 6) занимался добычей сульфата натрия, Бекдаш занимался его отправкой через Каспийское море, а Омар-Ата был вспомогательным поселком. В нем был сконцентрирован транспорт: Ж.д. депо и гараж. Уже к 1938 г Бекдаш стал основным портом для отправки сульфата потребителям, его жилой фонд состоял из нескольких деревянных бараков, кибиток и юрт.

В связи с переносом в Бекдаш административного центра, поселок стал быстро развиваться. Промыслы и порт были соединены железной дорогой узкой колеи, по которой таскала платформы паровая «кукушка», которая со временем была вытеснена мотовозами. Был построен деревянный причал (как оказалось, он был самым долговечным), несколько каменных бараков из местного известняка, управление завода комбината «Карабогазсульфат». Самым большим бараком был барак портовых рабочих. Вот в таком состоянии я увидел впервые этот поселок. Он только зарождался. Это был переход 1945-46 годов. Мне было 3-4 года. И в мою память стали откладываться все события развития этого поселка, которые я хочу донести до людей.

На переходе 1945-46 годов моих родителей послали в Бекдаш создавать и осваивать новую гидрометеостанцию. Отец мой - Рудановский Николай Николаевич был начальником первой гидрометеорологичской станции в Бекдаше, а мама – Наталья Васильевна - ее наблюдателем. За их короткую семейную жизнь им пришлось перед Бекдашем создавать и осваивать еще три высокогорные гидрометеорологические станции в горах Памира и Тянь-Шаня.

Сейчас уже не найти тех мест, где находилась эта первая бекдашская гидрометеостанция. Ее след остался в виде небольшого бархана с тамариксами на полпути от современной метеостанции к морю. Здание метеостанции представляло двухкомнатный щитовой домик с глиняным полом. Здесь жила моя семья: папа, мама, старший брат Анатолий и я. До берега моря и деревянного причала было метров 200. На причале находилась площадка, на которой наблюдатели наблюдали ежедневное изменение уровня воды и волнение моря в зоне причала.

По современным представлениям, мы жили на дикой природе. В наш дом часто заползали морские ужи. С деревянного причала ловили бычков и судаков, а с берега охотились на утку или лысуху (местные называли ее качкалдаком).

Уже в те времена Бекдаш имел свой подсобный огород, на котором растили томаты, дыни и арбузы. На нем пытались разводить даже груши. При подходе к Бекдашу на судне, ряд пирамидальных тополей создавали впечатление оазиса. Основателем этого оазиса были агрономы Боярский и Цыренок. Я помню агронома Цыренка. Это был высокий, худощавый мужчина – дядя Цыренок (такая фамилия). Территория этого огорода была довольно большой и находилась от современной ул. Рылова к морю – там, где и сейчас растут заросли тамарикса или что от них осталось. Потом на этом месте был построен пионерский лагерь для местных детей из Бекдаша, Омар-Ата и Сартаса. В этом пионерском лагере несколько смен отдыхал и я.

По мере увеличения населения, был построен еще один огород в южной части поселка. Место между ул. Морской и паромной переправой. Потом там сделали стадион, а еще позже и это все было брошено. Когда строили газопровод Окарем –Бейнеу, который проходил через владения комбината «Карабогазсульфат», на территории этого стадиона находился монтажный участок этого газопровода. Это было в 1972-75 годах.

В южной части поселка, в линии входного форватера в бухту, находился рыбпром - участок переработки рыбы. Там находился его невысокий деревянный причал и засолочная – склад готовой продукции. Рыбаки ставили сети на опорах – скипости. Очень хорошо ловилась знаменитая сельдь черноспинка - залом в марте –апреле. В остальное время ловили судака. В сети также попадалась шемайка, севрюга, раки. Кефали в Каспии не было. После открытия Волго-Донского канала вместе с судами в Каспий проникла кефаль, которая быстро начала размножаться и вытеснять более благородную местную рыбу. Впрочем, этому способствовало и обмеление Каспия, в результате которого мелководные нерестилища и рыбные пастбища сократили свои площади. Мы, детвора, любили нырять с рыбпромовского причала, так как он был высотой чуть больше метра и на нем можно было разбегаться для ныряния. Некоторые наши ребята ныряли даже с мачт судов. Таким отважным ныряльщиком был наш сверстник Пермяков Вячеслав.

По приходу шаланды (куласа) с рыбой, мы, босоногие пацаны, помогали выгружать рыбу. За это нам, давали по одной или две рыбины для дома. Получив рыбины, мы сразу стремительно бежали домой с «уловом», который зачастую тащился по песку.

К 1958-59 г «рыбпром» прекратил свое существование. Огороды тоже перестали существовать. Этому способствовало решение о централизованном снабжении населения поселка продуктами питания. Как потом скажет В.С. Черномырдин: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Это формула преследовала строителей социализма и коммунизма всегда. В социалистическом обществе было много хороших начинаний, но их недостаток заключался в падении уже на старте.. Практически все дела не доводились до конечного результата. А если доводились, то результат всегда был «как всегда» - никак. Никто не нес ни за что ответственности. КПСС брало на себя всю инициативу, поэтому никто ни за что не отвечал.

К 1950г в Бекдаше появилась улица из несколько коттеджей - ул. Морская. Позже, в этих коттеджах жили семьи: Абовьян, Толовы, Степановы –Железняковы, Скрипины, Рухайло, командир воинской части Рева, и др. В конце улицы находились дом Моноговых и наша главная «водянка», в которой находились емкости с привозной питьевой водой. Здесь стояла деревянная водонапорная башня. Командовал этой «водянкой» Волков Петр. У него была жена Нина и дети: сын Анатолий, с которым я дружил всю его жизнь и дочь Люда. Насколько я помню эту семью, я дружил с Анатолием с 5-летнего возраста. Это случилось потому, что мы были в этом возрасте соседями. Мы жили одновременно рядом у деревянного причала. Там наверху, у железной дороги находилась «водянка», а внизу - гидрометеостанция.

Снабжение водой всех трех поселков происходило именно с этой «водянки». Вода прибывала в трюмах пароходов «Фиолетов», «Комсомолец» из Баку. Это была отличная, вкусная вода из Шелларских источников. Первоначально воду развозили на бочке-арбе с автомобильными колесами, которую таскал по песчаному бездорожью нашего поселка верблюд. Вода распределялась по талонам: один талон – одно ведро. Потом, когда была построена сеть водоснабжения в старом поселке, были построены раздаточные будки, через которые в определенное время выдавали воду тоже по талонам. С ростом населения в поселке, развития многоквартирных домов с тепловыми сетями талонная система водоснабжения ушла в прошлое.

Население поселка состояло из местных казахов, русских, переехавших из Карабогаза, людей с направлениями и высланных на поселение - спецпереселенцев. Последних было достаточно много. Это были обычные негеройские люди, которые боялись за свою жизнь на войне. Они показали себя на войне не так, как хотел тов. Сталин. Они не хотели гибнуть по его воле. Это были «дезертиры», «трусы», полицаи и просто вывезенные в Германию дети. Я не осуждаю этих людей за их малодушие. Была сложная ситуация. Очень многие не любили советскую власть за ее жестокость. Многие были просто жертвами обстоятельств. Кровавая мясорубка, именуемая Великой Отечественной войной, унесла миллионы невинных жизней наших соотечественников только по причине плохой организации военных действий. На протяжении развития и существования цивилизаций, человеческая жизнь ничего не значила и ею затыкали многие проблемы. А человеческая сущность довольно слаба.

Первым директором комбината «Карабогазсульфат» в Бекдаше был Моногов Михаил Георгиевич. Его многодетная семья жила по ул.Морской - последний дом из тесанного известняка. У них было пятеро детей: Лариса, Юрий, Александр, Михаил, Таня. С Михаилом мы вместе учились в младших классах и дружили. У них были настоящие качели, где всегда было полно детворы. По праздникам, в дни рождения или на Новый год, Моноговы собирали всех близких друзей своих детей и устраивали праздничный стол и давали гостинцы. Для бедных детей это были самые большие праздники. В 1953г эта семья переехала в Челекен и связь оборвалась на многие годы. В канун Нового 2011г мы с ним снова встретились... в интернете - вот такая детская дружба. В Бекдаше остался его брат Михаила Георгиевича, Моногов Василий Георгиевич, который долгое время работал на радиостанции комбината. У него было два сына: Сергей и Вовка, но для моей дружбы они были малы по возрасту.

Бекдаш изначально относился к Туркмении, хотя в нем никогда не было местных туркмен. Первые туркмены, как специалисты стали появляться где-то в 1962-63 годах. В начальный период застройки Бекдаша, весь восточный берег Каспия, до Красноводска, был заселен казахами. Видно выбор административного отношения Бекдаша в пользу Туркмении был вызван проблемами снабжения Бекдаша. Ближайший промышленный город, через который можно было снабжать Бекдаш, был Красноводск – город Туркменской ССР.

В 1946 году  наш поселок – аул имел свою электростанцию. Помню, что там работал Пушко Иван. Это небольшое помещение, в котором работало 2 «Балиндра» (тип дизеля мощностью 30-50л.с., которые использовались на баркасах, как в фильме «Белое солнце пустыни»). Когда в Омар-Ата была построена большая электростанция, помещение бекдашской электростанции превратили в кинотеатр. До этого фильмы показывали в коридоре заводоуправления. Этот кинотеатр просуществовал до 1963 года. Здесь я смотрел «Зою Космодемьянскую», индийского «Бродягу» и «Карнавальную ночь». Электростанция в Омар-Ата (я на ней немного работал в 1965 году) представляла около 8 судовых дизелей мощностью по 250-400 л.с.. В связи с ростом потребления электроэнергии, был приобретен еще и энергопоезд мощностью 6 мегаватт. На нем я тоже немного работал.

В 1948 году мои родители разошлись. Как мне потом объясняла мама, ей просто надоело ездить по безлюдным просторам страны в целях освоения новых метеостанций. Ей хотелось «жить как люди», оседло. Я остался жить с мамой. Метеостанцию заняла новая семья метеоролога Котова Петра Ивановича. Это был горбун маленького роста, но у него была красивая жена и дочь Лариса. Наша жизнь вошла в новую полосу трудного проживания. Мама вступила в гражданский брак с Леоновым Ефимом Федоровичем и от этого мероприятия у меня в 1950 году появился еще один брат - Виктор. Мой отчим был неплохим портным. Он одевал почти всю бекдашскую элиту, но как хороший ремесленник, он также регулярно выпивал и все заработанное пропивал.

В 1949 году я пошел в школу в первый класс. В Бекдаше школы не было. Она находилась в Омар-Ата, рядом с электростанцией. Первой учительницей была Троцкая Ефросиния Федоровна. Она была доброй и красивой женщиной. Я был в нее влюблен. В первом классе мы учились вместе с третьим. В третьем классе учеников было мало. Вот некоторые из запомнившихся: Абовьян Александр (потом нас судьба свела вместе работать), Михаил Ульяницкий, Ирина Захарова (Сайбель), Николаенко Лида – она потом вышла замуж за Филоненко Вячеслава.

В нашем классе учились дольше всех: Глухова Валя (Зайцева), Безгин Валерий, Чайников Валерий, Митюшкина Рая, Свиридова Люба. После первого учебного года, наши классы разъединили и в 1950г мы учились с другой учительницей. Это была  Анна Афанасьевна Токаева. Ее мужем был Петр Георгиевич Кузьмин и у них была дочь Рая. В старших классах в бекдашской школе Петр Георгиевич преподавал историю, труд и военное дело. Анна Афанасьева была чудесной учительницей. В Омар-Ата мы учились три класса. И вот к 1953 году в Бекдаше была построена двухэтажная школа - первая десятилетка. И уже в нее стали приезжать учиться из Омар –Ата и озера 6 -Сартаса. На три поселка это была первая десятилетка. В Омар-Ата и Сартасе остались начальные школы. В нашей школе учились русские и казахи. Директором школы был Джаймагомбетов Еламан Оразович (преподавал химию). Хочу сказать несколько теплых слов об этом человеке. Более отеческих чувств , как от него, я никогда в жизни не встречал. Когда мне было очень трудно, он подставил свое плечо… и я за это ему благодарен всю жизнь. Дело было так. Мы с мамой жили очень плохо. Денег не хватало на еду. Когда мне исполнилось 16 лет, Еламан Оразович сделал мне предложение, от которого я не мог отказаться. Он предложил мне «поработать» школьным лаборантом. Так началась моя трудовая деятельность. Это позволило мне закончить школу более сытым и одетым. Завучем был Мурунбаев Селихан Мурунбаевич (преподавал историю) и впоследствии он сам вошел в историю. Этой школе дали его имя. Бекдашская школа №1 им. Мурунбаева СМ. Хорошие были люди. Теперь моей любимой учительницей стала Екатерина Артемовна Недвигина. У нее была дочь – моя сверстница Нина, с которой мы были в очень хороших отношениях до конца. Она вышла замуж за Миногина Володю, с которым мы немного работали вместе.

Бекдаш был таким маленьким, что все знали друг друга. Большая родня. Все были бедными и близкими. В связи с постепенным обогащением народ стал расслаиваться и отдаляться, но остатки этой близости отзываются очень часто ностальгическим настроением.

Мое отношение к учителям очень своеобразное. Были учителя, на уроки которых не хотелось ходить, но были такие, на уроки которых хотелось бежать. Талант преподавателя и воспитателя был не у всех раскрыт или даже отсутствовал. К примеру, Екатерина Артемовна какими-то своими подходами всегда стимулировала меня к математике, и я старался так, что бы ее порадовать своими новыми успехами. Другой подход имела Асия Александровна Байкадамова. Она преподавала все подряд: химию, ботанику, географию. Ее подход и обучению был сродни тюремного надсмотрщика. Она часто срывалась на крик, наказывала и желания учить ее предметы не возбуждала. Она не вызывала любви к предмету, хотя, как мне кажется, старалась. Видно мне не хватало внимания, поэтому грубое отношение ко мне любого преподавателя вызывало и ответное отторжение и его предмета. Ученики – это дети. Чтобы они хорошо учились, их нужно вовлечь в предмет, заинтересовать. Не каждый учитель по должности является воспитателем. Учитель должен влюбить ученика в себя или в предмет им преподаваемый. Не каждому это дано.

Во времена начала строительства поселка был заложен «парк отдыха». В 1946 году он был огорожен колючей проволокой от верблюдов. Много позже был построен каменный забор. Сейчас в старом Бекдаше от него остались только деревья белолистки (джюды) – род мелкого финика и каменный забор растащили. В 1956-57 годах это был парк отдыха. Здесь была построена открытая танцплощадка с духовым оркестром. Здесь собиралась вся молодежь. К 60-му году молодежи стало очень много. Подросли местные и стало приезжать много молодежи из РУ (ремесленные училища – прототип ПТУ). Дело в том, что в это время начал строиться новый поселок на новом чистом месте и народ стал прибывать «на заработки» и «на жилье». Не знаю почему, но основная масса людей прибывала с Кубани. Вероятно в те времена там было очень трудно прожить. Могу точно сказать, что до 1958 года территория от Омар-Ата до мыса Бекдаш (до бекдашской горы) было совершенно голой пустыней.

Помню, мне было 13-14 лет (1956 год) я немного помогал геодезистам при съемке строительной площадки из любопытства и носил геодезическую рейку. Было очень смешно, что на ней все цифры перевернуты. Но когда я стал смотреть в нивелир, то все стало нормально и я понял, почему они перевернуты. Чтобы видеть нормально в нивелире!!! Видно эта топографическая съемка и была преддверием проектирования и застройки этой территории. Потом на этом участке был построен поселок, завод, опреснительная установка, подстанция 110 кв и очистные сооружения. Все, что я сейчас перечислил, позже я имел самое непосредственное отношение – я курировал это строительство. Вот такой был разворот судьбы.

Все наше детство и юность были плотно связаны с морским берегом, морем, песчаным пляжем. Все разнообразие нашей жизни было связано с морем, загаром, рыбалкой… Море не бывает одинаковым. Оно всегда разное. Даже в течение суток. Оно нас кормило, ласкало. Иногда оно забирало к себе. Люди тонули, купаясь, на рыбалке или охоте. Каждый год кто-то погибал в море. Лично я тонул тоже несколько раз, но не утонул. Значит, не судьба. Первый раз я тонул, когда Мы с Глуховым Юркой попытались плавать в металлической ванне в море. Она сразу перевернулась и нас «успели» вытащить наши старшие братья. Во второй раз - когда впервые самостоятельно поплыл. Я учился плавать, двигаясь руками и телом подстраховываясь ногами от дна. Вдруг в какой-то момент я устал и хотел развернуться, чтобы продолжать свою учебу-тренировку в обратном направлении. Как оказалось, я уже плыл по настоящему и был уже на глубине, которую сделала землечерпалка. Я сразу в панике начал тонуть. Меня спас Анатолий Глухов – друг моего старшего брата. Он случайно оказался рядом и вытащил меня на берег. Было всего три метра от берега. Мне было 11-12 лет. Этот страх я запомнил на всю жизнь. Этот страх сделал меня более осторожным в жизни. Море было настолько важным элементом нашей жизни, что оно вошло в наше подсознание.

В детстве и юности мы «исследовали» своими босыми ногами все острова, все рыбные места. Все это стало настолько родным и близким, что не забыть никогда. Именно эти чувства и характеризую место жизни емким словом: Родина. Я пишу свои воспоминания о Бекдаше с любовью и теплом. Все плохое забыто, остались воспоминания только самые добрые. В своих воспоминаньях я не могу вспомнить ничего плохого, кроме сильных ветров, несущих песок и мелкую ракушку.

Плавать я не очень любил. Плавал только по потребности. К примеру, переплыть на лодку или на островок. Некоторые жители очень хорошо плавали и могли так далеко заплывать, что вспомнить страшно. Так две сестры: Ира и Инна Захаровы могли уплыть за Кара-Аду на несколько километров. Они плавали часами. Я же любил нырять и плавать под водой с открытыми глазами. Здесь открывался большой мир для подводных исследований и очарований.

В 1959 году закончена была школа. Я пошел на работу. Выбора особого не было. Пошел учеником штукатура в ремстройцех – РСЦ. Здесь платили больше. В те времена там был начальником Скрипин И.Я. У него было два сына: Юрий и Владимир. С Володей мы дружили. Конечно, заработок, который я приносил домой, дал подъем в нашей жизни – я получал втрое больше мамы.. Мы стали лучше питаться и одеваться. В то время я не пил, не курил. В это время у меня появился новый друг - друг на всю жизнь -Анатолий Степанов. Мы одновременно с Анатолием Степановым "за свои кровные" купили себе велосипеды и начали на них обкатывать все окрестности. Временами мы наезжали до 40-50км. У Анатолия была деревянная моторная лодка. На ней мы исследовали все острова. Так, что в те времена я очень хорошо знал все окрестности Бекдаша, Омар-Ата и Сартаса. Это было наше увлечение. Кроме того, у Анатолия был свой фотоаппарат "Зоркий". Все это нас объединяло и укрепляло дружбу. Так мы и остались друзьями «на всю оставшуюся жизнь». До настоящего времени мы с ним имеем контакт, хотя и живем далеко друг от друга.

За 1959-1961 годы в Бекдаше появилась строительная организация СУ-7, которая начала застройку участка нового поселка. К 1961 году были построены несколько домов и бараков вдоль железной дороги идущей в Омар-Ата.

В 1961 предприятие направило меня учиться в Москву в Московский энергетический институт, но я не поступил, так как мне не хватило грамоты русского языка. Так мне пришлось идти служить в Советскую Армию. Теперь я понимаю, что мне и здесь повезло. В первую зиму я служил в Кандалакше Мурманской обл. Это заполярье. Здесь я видел снег толщиной полтора метра, я научился ходить на лыжах и спускаться на них с сопок. Я видел северные сияния, я видел полярную ночь и полярный день. Все это очарование нужно было увидеть. Для впечатлительного мальчика из пустыни это незабываемые ощущения и впечатления.

1962 год принес свои особые события. Мы ничего не знали, но в мире запахло ядерной войной. А было это так. Фидель Кастро - руководитель острова свободы Кубы - решил освободиться от влияния США. Он попросил военную помощь у Хрущева Н.С. - руководителя нашего государства. Как потом оказалось, частичкой этой помощи оказался я. Летом были быстро сформированы несколько полков различных родов войск и отправлены на Кубу. Я попал в мотострелковый полк, которым командовал Д.Т. Язов - потом министр обороны СССР. Поход на Кубу, служба на Кубе и возвращение на родину – это новая большая история, это важный кусок интересной жизни. Она описана в моих воспоминаниях «Операция «Анадырь» - история забытого солдата». Но эта жизнь не связана с Бекдашем. Скажу честно, служа в этой прекрасной стране, в экзотике, меня все равно тянуло в Бекдаш к маме, братику, друзьям. Бекдаш – это какое-то колдовское место. Наверное это и называется "любить Родину" на подсознании, как «кулик хвалит свое болото».

В Бекдаш я вернулся в 1965 году. За время службы поселок вырос. Его границы уже ограничивались новым поселковым клубом и новой больницей. Строился цех бишофита и опытных установок. Начиналась закладка фундаментов основных цехов завода.

На работу я устроился электриком на ДЭС (дизельная электростанция в Омар-Ата). Обслуживал электрическое оборудование и аккумуляторные батареи. Там имелась одна батарея аварийного освещения и аккумуляторная батарея для запуска энергопоезда, находящаяся на самом энергопоезде (на 240 вольт). Здесь встретил много хороших людей: Герасименко Алексей, Маслов Николай, Дмитраков Николай, Медведковы Григорий и Надежда, Кавтарадзе Саша. Впрочем, в Бекдаше были только хорошие люди. Я уверен. Видно, отдаленность и общие невзгоды объединяют людей. Недовольство, как нарыв направляется на врагов внешних.

Люди Бекдаша они оставили в моей памяти самые светлые воспоминания. Особо приятно вспомнить наших девчонок, которые были настоящими цветами в нашей пустыни: Сергеева Таня, Блюмберг Нина и Лида, Алимова Юля, Иванова Лида,  Глухова Валя, Пугачева Валя, Финикова Таня, Лукина Люба, Денисенко Галя, Недвигина Нина… Но чаще всех, с каким-то особым теплом, я почему-то вспоминаю Храмову Зину, которая «застряла» в моем сердце. Так там и живет.

 

Строящийся завод предполагал возможности карьерного роста, но для этого необходимо было получить образование. Я поступил в Грозненский нефтяной институт на специальность инженера-механика «машин и аппаратов химических производств». Дневное обучение без финансовой помощи оказалось довольно трудным испытанием и я , закончив два курса всех общеобразовательных предметов, перевелся на заочное обучения. Для изучения спецпредметов, мне легче было бы совмещать работу с учебой.

На работу я пошел в качестве слесаря на «опытные установки». В 1968 году в его здании находилась опытная электроионитовая опреснительная установка, которой командовал Кененов Аманча. В этом же здании также находилась ЦЗЛ (центральная заводская лаборатория), которую возглавляла Мелания Петровна Слипчук. По нашим мерка, это была древняя тетка. 1909г рождения. Попала она в Бекдаш из Карабогаза, куда ее направили на работу после окончания Одесского фармацевтического техникума. Так нужно было стране, партии. Это была женщина очень своеобразная. Над ней часто подшучивали и даже издевались. Но она была очень порядочная и честная, хотя довольно неряшливая, забывчивая. Она относилась к той категории коммунистов, которые слепо верили каждому слову "партии", ничего не анализируя. Она была одинокая, неприспособленная. Мне ее было жалко.

Опытной установкой руководил Бароменский Святослав, а механиком был Дымов Павел Иванович. С коллективом мне повезло. Он был дружным, молодым и веселым: Шкурко Юрий, Сушко Виктор, Денисенко Анатолий, Миногин Володя, Гарулько Иван, Набиев Каербай. На нашей установке проводились промышленные опыты, а весь коллектив, как бы, готовился к освоению нового строящегося завода. Рядом уже выстроились здания цехов завода, в которых уже было смонтировано много оборудования.

Через год ЦЗЛ переехала в Омар-Ата, а ее помещения были переданы в Лениградскую лабораторию ВНИИГалургии, куда меня пригласили на первую инженерскую должность. Я уже был на четвертом курсе института. Возглавлял лабораторию Адельский (уже не помню его имени). Он был на пенсии. До этого он работал главным инженером проекта нашего строящегося завода. В лаборатории работало много командировочных из Ленинграда. Общая обстановка в нашем здании была комфортной и доброжелательной, но для меня она была несколько скучна. К нам изредка заезжал директор комбината Уфимцев Борис Федорович и мы с ним были немного знакомы. Это был очень грамотный специалист. В области физики сплавов он имел много изобретений. Но как человек, он был довольно хамовитый, напористый, амбициозный. Любил выпить и подраться. Вот пример его хамства. Как-то Мелания Петровна обратилась к нему за помощью, содействовать в разрешении ее проблемы.

- Что случилось, Мелания Петровна?

- Борис Федорович, у меня плохо работает канализация.

- Мелания Петровна, а у кого в вашем возрасте она работает нормально?

Был случай, когда директор комбината подрался с начальником смены цеха бишофита – Анатолием Глуховым прямо на работе. Здесь он получил хорошую «сдачу». На утро они распили бутылку водки и все «забылось».

Работники комбината «Карабогазсульфат» при Уфимцеве Б.Ф. всегда получали премии, так как он хорошо организовал производство, строительство и имел вес в объединении. Человек интересный, но с ним, пьяным лучше было дел не иметь.

В 1970г произошел случай, который повернул всю мою жизнь. Я поругался с Адельским и уволился. Я решил, что при строящемся заводе найду работу. Работы я не боялся: ни слесарной, ни по-электрике. Пошел в управление комбината. На пороге встретил Чоханова Ерсаина. Поговорили. Он работал в ОКСе (отдел капитального строительства), который курировал строительство завода и поселка. Меня сразу взяли на должность куратора - контролировать монтаж оборудования завода и его обвязки, так как один их работник: Мельников Гоша в очередной раз ушел в запой. Сначала мне было очень трудно, так как простое техническое курирование сопровождалось и финансовым подкреплением. Мне срочно пришлось изучать сметы и их соответствие проекту. Очень часто встречалось несоответствие чертежей со сметами в сторону уменьшения стоимости. Это происходило потому, что в проекте многое было несколько раз переделано или заменено, а сметы не корректировались и оставались прежними. Постепенно все наладилось. Окружающие меня люди помогали. Особенно помогла мне войти в курс финансовых проблем Тихомирова Лидия Ефимовна. Она была такая умница и без гонора, хотя была женой начальника СМУ-2 –Тихомирова Николая Дмитриевича.

ОКС возглавлял Куницын Владимир Васильевич. ОКС был разбит на три отдела. Отдел финансирования: Митина Зинаида и Пащенко Екатерина. Отдел комплектации: Варфоломеев Володя, Габисов Анатолий, Гарулько Света, Козлов Валентин. Отдел технадзора: Тихомирова Лида – курировала строительство поселка, Чоханов Ерсаин – геодезист, он курировал все внешние подземные трубопроводные коммуникации (водоснабжение и канализация), производил разбивку и привязку всех строящихся зданий и сооружений. Я курировал монтаж оборудования, его обвязку трубопроводами, послемонтажные испытания их на плотность и прочность. Постепенно я стал курировать работы по химзащите и теплоизоляции оборудования, трубопроводов. Работы было много. Работа была интересной.

В 1972 году я закончил институт. У меня был оригинальный для того времени проект, который назывался: «перевозка аппаратов весом более 600 тонн по автодорогам». Защитил я его на «отлично», с рекомендацией на внедрение. В проекте я использовал две самоходные тележки моей конструкции, на которых перевозился аппарат. Скорость небольшая, но не это главное. Она могла перетаскивать такие тяжелые аппараты к месту монтажа или транспортировки водным путем. Кстати, такие аппараты можно транспортировать только водным путем, «заткнув у него  все дырки» на буксире.

На этот момент Министерство Химической Промышленности решилось форсировать завершение строительства завода - долгостроя. По этой причине в ОКСе произошли существенные перемены. Куницын ВВ покинул нас - уехал в Крым, в Красноперекопск. Его сын Сергей там вырос и сильно продвинулся в политике. Был мэром Севастополя, но не оправдвл доверие и его свергли. Но это уже другая история.

 Зам. директора по капитальному строительству стал Яновский Михаил Денисович, который был экономистом ОКСа. На комбинат стали прибывать новые кадры со стороны. Так в ОКСе появился Грищенко Владимир Сергеевич из Днепропетровска, который в последствие стал директором комбината. Но это было потом… А в тот момент возникла должность гл. инженера ОКСа и он ее занял. В след за ним приехали еще несколько специалистов из Днепропетровска. Я помню Филоненко Николая и его жену Раю, так как с ними мне пришлось работать.

В этот момент меня тоже повысили и я стал начальником отдела технадзора. В технадзоре появились новые должности и специалисты. Каракушиков Амангельды курировал электрику. Филоненко Рая курировала КИП и А. Бактесикова Айгуль курировала начало стройки паромного причала.

В связи с уездом гл.инженера комбината Давыденко Николая, его место занял Грищенко ВС, а на его место переместился Абовьян Александр Робертович. Так судьба нас снова свела через 23 года. Как я раньше писал, мы вместе учились одновременно в одном помещении в школе Амар-Ата. Он был в 3-м классе, а я в 1-ом.

С 1972 по 1975 год был период самого интенсивного строительства завода. Особенно трудным был последний год. Приезжали пусконаладочные бригады. Набирались кадры эксплуатационников. Все в куче. Оборудование одновременно монтировали, делали ревизию, опрессовывали, обкатывали. В министерство регулярно отсылались даже фотоотчеты. Кстати, фотографии для этих фотоотчетов делал я. Могу без скромности сказать, что в те времена в фотоделе мне в Бекдаше не было равных. Это было мое серьезное увлечение. Моя фотовыставка долгое время висела в клубе.

Наконец весной 1975года завод был сдан в эксплуатацию. Но вместо облегчения, я почувствовал какую-то особую болезненную пустоту в душе. Завод, с которым я сжился, на котором я знал все до единичного болта и которому было отдано 5 лучших лет жизни, был отнят у меня и передан в другие руки. Стало очень грустно и некомфортно. Я почувствовал, что в Бекдаше мне стало как-то неуютно и тесно. Я потерял массштабность дел, а барахтаться в суете я не хотел. Хотелось крупной стройки. «И с Бекдашем разорван был контракт».

Хочется напомнить о руководителях строительно-монтажных организаций, которые принимали участие в период интенсивного строительства завода и поселка Бекдаш в 1970-1975г: Тихомиров Николай Дмитриевич – нач-к СМУ-2 - общестроительные работы, Крылов Владимир Александрович – гл. инженер СМУ-2, Кузенный Василий Федорович - прораб СМУ-2, Бузаков Валерий - прораб «Сантехмонтаж», Параев Эдуард - начальник СУМРа - участка механизации (автомобили, экскаваторы), Колокольцев В - прораб «Электромонтаж», Тулицын Владимир - прораб «КИПиА - монтаж», Киндяков Вячеслав - «Наружные сети и коммуникации» Бокарев Владимир - нач-к участка «Нефтезаводмонтаж», Джитебаев Ерпан - прораб участка «Нефтезаводмонтаж», Каляпин Владимир – прораб строительного участка, строившего паромный причал. Да простите меня за память, если что-то призабыл – «годов-то много миновало»….

В период 1970-75 г я жил в четырехкомнатной квартире по ул. Ленина, 28, что напротив больницы. Моя мама , Наталья Васильевна работала в туберкулезном отделении санитаркой.

Хочу сказать несколько теплых слов о нашей больнице. Она долгое время была отличной больницей благодаря золотым рукам и душе главного врача Кузмина Виктора Васильевича. Это был доктор от Бога – универсал. Он работал как хирург, терапевт, гинеколог и все остальное. Весь Бекдаш был в слезах, когда он умер. После его смерти появились врачи нового поколения: Сатаев Тлес Сатаевич, Атаев, Симонян,… Из медсестер я хорошо помню Марию Сергеевну Степанову-Железнякову – маму моего друга Анатолия Степанова, Быкову Марию Николаевну – маму Безгина Валерия, Сушко Валентину Александровну – она училась со мной, но была несколько моложе.

Бог дал мне здоровья столько, что за свою жизнь я обращался в больницы только за справками, что я здоров. «Береженного - Бог бережет» - это мой девиз и принцип.

Бекдашские развлечения. Не могу сказать, что у нас был какой-то выбор развлечений. Основные развлечения были связаны с морем. Купание, рыбалка, загар, выезд на острова, в Суе, катание на лодке. После окончания института, у меня появилось свободное время и я построил сам алюминиевую лодку под подвесной мотор. Это была лодка моей конструкции. Купил мотор «Москва-30». В те времена я сильно сблизился по работе с прорабом участка «Нефтезаводмонтаж» Джитебаевым Ерпаном. Нас объединяла не только работа, но и рыбалка. На моей лодке вместе с Ерпаном почти каждые выходные выбирались в море. Мы ходили вдоль берега на юг за Аим, Карши (на 120 км) и на север до Фетисова (до 60км). Мы заходили в залив Кара-Богаз Гол по проливу, преодолевая его пороги и водопад. Скажу Вам, предпринимались и исполнялись довольно рискованные походы на подвеске. Море не любит бесшабашных. Риск всегда присутствовал. Несколько раз я был на грани гибели. Но какие впечатления!!! Адреналин!!!

Смотрите фотографии  :

Бекдаш - старые фото

Бекдаш - строительство завода

В августе 1975 года я переехал в г. Грозный, где три года назад закончил институт, но это другая часть моей жизни. У нас остались еще в памяти страшные сводки: « Сегодня в Чечне подорвались, уничтожены… обстреляны…», которые потрясали мир. Я не принимал в этом никакого участия. У меня были друзья - чеченцы, которые предупреждали о назревающем бунте. Я внял их словам и в 1982 году переехал на Кубань. Чеченская война началась в 1991г. во времена безвластья. Во времена чеченской войны на Кубань двинулась большая масса беженцев. Их рассказов было достаточно, чтобы представить все ужасы и зверства в этих событиях с обеих сторон. В противодействии, федеральные силы своими зверствами и безголовостью очень часто превосходили боевиков.  Можно себе представить часто возникающую ситуацию. Среди зданий г. Грозного появлялась группа боевиков и запускала ракету по федеральному вертолету, а через минут тридцать (боевики уже переместились в другой район) это место начинает «обрабатывать» федеральная авиация. Поэтому очень много гибло гражданского населения именно от таких действий. Моих родственников и друзей чеченская война раскидала по всей стране. Очень многие мои знакомые погибли от бандитов, пожаров, бомбардировок. Многие были убиты из-за жилья, ограблены и просто изгнаны оттуда. Русских грабили не только чеченские отморозки, но и федеральные. Потом этот сценарий развивался в Прибалтике, Закавказье, Средней Азии. Страна, которой я гордился, оказалась мыльным пузырем. Кто довел эту страну до такого состояния? Все это сделала КПСС – «ум, честь и совесть» народа. Все так легко развалилось, что нечего сказать… В результате, опять пострадали простые люди. Ради чего миллионы людей погибли при строительстве социализма и мировой революции? Ради удовлетворения чьих-то амбиций! Сколько крови пролито, сколько жизней загублено бессмысленно. В конце концов, было  доказано, что социализм – это утопия. На кого списать жертвы? Кто несет ответственность за них?

Моя часть жизни в Чечне и на Кубани была мирной и была насыщена другими интересными событиями. Живя на Кубани, я еще несколько раз приезжал в гости к маме в Бекдаш. Моя мама умерла 16 апреля 1993 года в день Пасхи, не дожив до ее 80-летия, прожив в Бекдаше почти 50 лет. Я не смог приехать на ее похороны – «перестройка» в стране мне не позволила этого сделать. Появились препятствия для перемещения людей по нашей большой империи.

После сдачи завода, директор комбината Уфимцев Борис Федорович получил орден Трудового Красного Знамени и переехал в Кенгисеп (под Ленинград). Его место занял Грищенко В.С. Началась эра его «княжества», но это другая история Бекдаша, к которой я не имею никакого отношения.

Как видно, история Бекдаша не закончена. Его жизнь еще теплится, но это не жизнь, а доживание. Хотелось бы узнать воспоминания других участников бекдашской жизни. Все собрать воедино и опубликовать на отдельном сайте. Мы уходим из жизни в историю.

Если кто-то интересуется историей наших мест более раннего этапа, прочитайте книгу Константина Георгиевича Паустовского «Кара-Бугаз». Очень интересно и познавательно.

Хочу познакомит Вас с некоторыми людьми, которые оставили светлые воспоминания..

 

             РЫЛОВ ВАЛЕРИЙ ДМИТРИЕВИЧ   (30.09.1919 -16.07.1944)

                                           Герой Советского Союза

 Родился 30 сентября 1919 года в городе Яранск ныне Кировской области в семье учителя. Русский. С родителями жил в селе Пижанка, где учился в начальной школе. В 1936 году Рыловы переехали в Туркмению, в Бекдаш, который только начал строиться. Здесь в 1838 году  Валерий с отличием закончил среднюю школу  и сразу поступил на биологический факультет Молотовского (Пермского) государственного университета. Студентом  четвертого курса он встретил начало Великой отечественной войны.

В сентябре 1941 года был призван в Красную Армию и был направлен в школу связистов. На фронте с лета 1942 года. Воевал под Сталинградом, на Курской дуге.

К июню 1944 года гвардии сержант Валерий Рылов командовал отделением роты связи 201-го гвардейского стрелкового полка 67-й гвардейской стрелковой дивизии 6-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта. Отличился во время освобождения Витебской области Белорусской ССР. 24 июня 1944 года Рылов в числе первых переправился через Западную Двину в районе деревни Буй Бешенковичского района и проложил линию связи между плацдармом и командованием полка, после чего поддерживал её бесперебойность, оперативно устраняя порывы на линии, был ранен, но продолжал выполнять свою задачу.

За мужество и отвагу был представлен к званию Героя Советского Союза.

Пока ходили по инстанциям документы, наступление Красной Армии продолжалось. Гвардии сержант Рылов Валерий погиб в бою у литовской деревни Карлы 16 июля 1944 года, так и не узнав о высокой награде, которой он был предоставлен - всего неделю.

           Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленное мужество и героизм в боях с немецко – фашистскими захватчиками гвардии сержанту Рылову Валерию Дмитриевичу присвоено звание Героя Советского Союза. Также посмертно был награждён орденом Ленина.

Рылов В.Д. похоронен в деревне Римша Игналинского района Литвы.

В поселке Бекдаш был установлен бюст  перед Домом Культуры и в школе №3.  В установке последнего я сам принимал участие в 1974 году. Именем Рылова была названа первая улица нового Бекдаша. С нее и ул. Ленина начиналось строительство нового Бекдаша.

Именем героя названы колхоз в Игналинском районе, улицы в городах Красноводске (Туркменбаши) и Дукштасе, ряд школ, пионерских отрядов и дружин.

 

МОНОГОВ  МИХАИЛ  ГЕОРГИЕВИЧ - первый директор комбината

«Карабогазсульфат».

Он пробыл на этом посту 8 лет (1945-1953) – время начала освоения Бекдаша. Вот какая достоверная информация об этом человеке и его семье. Родился в 1907г в местечке Дрезна Орехо-Зуевского района Московской области в семье рабочего-ткача.

Трудовую деятельность начал с 1920г (в возрасте 13 лет). Работал курьером, телефонистом, слесарем. С 1924 по 1927г ( т.е. в возрасте 17-20 лет) учился в ФЗУ (типа ПТУ), где получил специальность ткача-подмастера. Работал электромонтером.

С 1929 по 1931 год служил в РККА (рабоче-крестьянской красной армии). Здесь, в 1930г он вступает в члены ВКП(б) (всесоюзная коммунистическая партия большевиков, которая потом была переименована в КПСС).

С 1931г Моногов М.Г. попадает в поселок-аул Карабугаз, где работает на руководящих постах хозяйственной и профсоюзной работы: заведует радиостанцией, работает председателем райкома профсоюза, заместителем директора завода (вероятно содового завода, так как иных там и не было), затем директором промысла (промысел добычи сульфата бассейновым способом). В 1945 году на основе промыслов по добыче сульфата натрия и глауберовой соли образуется комбинат «Карабогазсульфат», директором которого он становится. Естественно, что такая должность должна была быть утверждена на райкоме компартии. Был дан кредит доверия Моногову М.Г. и уже в августе 1946г на партконференции он был избран членом Красноводского райкома партии, а в сентябре 1946г на областной партконференции он принимается в члены обкома КП(б)Т (коммунистической партии большевиков Туркмении). Карьерный взлет достойный внимания. Кредит доверия Моногову М.Г. в течение последующих годов был оправдан. При этом директоре был заложен Бекдаш, его первый причал, построена железная дорога узкой колеи от Бекдаша до Сартаса, строились первые бараки и дома, освоены два огорода, которые снабжали население томатами, арбузами… Расширяются производственные мощности предприятия, растут поселки этого предприятия.

Так продолжалось до 1953г. После смерти И.В. Сталина в стране наступило время «новой метлы» - больших преобразований. Комбинат «Карабогазсульфат» перешел в зону централизованных интересов Москвы (СССР). Настали другие времена, пришли другие люди с другими амбициями и планами. Преобразования коснулись и руководства комбината. Из Москвы был прислан Слотинцев (не помню имя , отчество). - новый директор комбината.

А что Моногов М.Г.? В августе 1953 Моногов М.Г. по команде компартии получил новое назначение, на Челекен. В стиле боевика, за семьей прибыл большой катер "Озокеритчик", куда загрузили скрап и семью. На причале было много провожающих – бекдашцев. Я тоже там был…и наблюдал издалека со своими сверстниками, так как нас отогнали, чтобы мы "не мешались под ногами". Погода была хорошей. Через 12 часов они уже были в порту пос. Челекен-Аладжа. Моногов М.Г. стал директором промысла "Челекенозокерит" в посёлке Дагаджик, барачного типа, с населением 250 -300 чел. Завод производил озокерит из горной породы. С приходом новых технологий, озокерит стали получать из нефти, в Азербайжджане и местное производство его стало не рентабельным. Завод закрыли в 1964г. Так закончилась эпоха руководителя Моногова Михаила Георгиевича – эпоха славная, яркая…, но пришли другие времена… Рядом были открыты залежи нефти и газа и началось их освоение - народ подался туда. Моногов М.Г. двинулся за народом просто снабженцем. Проработал он до 72 лет и ушел на отдых еще полным энергии – вполне завидно для человека того времени.. Умер он и похоронен на Челекене в …….г

На всем жизненном пути его спутником была жена (девичья фамилия Савельева) Екатерина Фёдоровна, 1914 г.р., уроженка Павлово - Посада, Московской обл. закончила 7 кл. в молодости пела в церковном хоре. У нее был неплохой слух и голос. С Михаилом Георгиевичем они часто дома любили попеть. Михаил Георгиевич аккомпонировал на гитаре -семиструнке, а Екатерина Федоровна пела русские романсы. Вместе они приехали в Карабугаз, вместе вырастили 7 –х детей. Вместе умерли на Челекене и похоронены вместе. История чисто человеческих отношений между этими людьми достойна внимания и примера. Лебединая песня…

За свой труд Михаил Георгиевич был удостоен многих государственных наград, но все это ерунда по сравнению с тем, что главной наградой в его жизни была его верная подруга – жена Екатерина Федоровна. Мужчина в жизни может что-то достичь только при наличии рядом его музы. Дай Бог каждому мужчине иметь такую музу и подругу, как Екатерина Федоровна.

 

ГАРКАВИ МАРК ЮЛЬЕВИЧ – третий директор, заменил Слотинцева.

 

Гаркави Марк Юльевич родился 25 января 1921г, воевал на фронтах Великой Отечественной войны, был награжден орденами «Красной звезды» и «Отечественной войны», медалями за «Оборону Москвы», «За взятие Будапешта», «За освобождение Праги», «За победу над Германией», «За победу над Японией». в 1948г окончил Московский институт тонкой химической промышленности им. Ломоносова по специальности «Технология тонких неорганических продуктов».

По окончанию института М.Гаркави  накопил  весьма солидный жизненный багаж и  надолго связал свою жизнь с комбинатом «Карабогазсульфат» Туркменского совнархоза. Он прошел путь от старшего научного сотрудника, начальника научно-исследовательской станции и геологоразведочной партии до главного инженера и директора комбината. За успешные  работы по исследованию месторождения на Кара-Богазе М.Ю.Гаркави был предоставлен к государственной награде.

15 августа 1961г Алтайским совнархозом М.Ю. Гаркави был назначен директором Кучукского сульфатного комбината. Он его создал. Он его развил. Он прослужил ему верой и правдой 15 лет – до 1976г. Завод «Кучуксульфат», запущенный в 1963г стал настоящим конкурентом «Карабогазсульфату». Как показало время, Россия обошлась без «Карабогазсульфата» безболезненно, а Туркмения  не смогла «дать ему ума».

Мои впечатления об этом человеке. До службы в армии, я жил рядом с заводоуправлением комбината. Я был юн и не имел никакой связи с комбинатом, но мне приходилось  очень часто встречаться с ним. Отличительная черта его культуры – он всегда здоровался со всеми и отвечал на приветствия.

В пос. Омар-Ата  находилась геологоразведочная партия, которой он руководил. На стеллажах, под открытым небом лежали взятые керны. Существовали рассказы, что при исследовании Кара-Богаза, Марка Юльевича «попросили»  исследовать плато Мангышлака. После его исследований, на Мангышлаке открыли нефть.. и началось ее освоение. Насколько это было так, я не знаю. Но рассказы были правдоподобны. Рассказывал мне это Костин Михаил, который работал в геологической партии Гаркави и был женат на Байкадамовой Асие Александровне - учительнице.

После 1976 г М.Ю.Гаркави переехал в Украину. Сам Марк Юльевич говорил: « За всю мою жизнь у меня было две любви… Одна к Кара-Богазу, на котором я проработал 13 лет и которому дал …вторую жизнь. И Кучук, который при мне родился . Не знаю теперь, кого люблю больше».

 

МИХАИЛ АРТЕМОВ

 

Живя в Бекдаше, я с глубоким интересом наблюдал за этим человеком. Прошло столько времени, а у меня в памяти остался этот человек. Познакомился я с ним через Анатолия Степанова. Анатолий работал токарем, а Михаил работал тогда энергетиком печи КС «кипящего слоя». Анатолий часто точил для Михаила кое-какие детали. Жил Михаил на  в п. Сартас прямо на центральной «улице». Если смотреть от  дома Михаила на самое  озеро №6, где собирали сульфат, то всегда возникало чувство полета и  большое желание взлететь. Сам бассейн озера находился ниже уровня его дома метров на 50 .

Интерес к Артемову был только потому, что он был конструктором самодельного самолета, который он сам сконструировал, сам изготовил, и сам летал. Учитывая дефицит всех материалов в те времена, его самолет был сделан, как говорится, на коленке.  Я, как самодельщик-конструктор очень с большим уважением отношусь к таким же самодельщикам. Нас не так много, но это мы двигаем технический прогресс. Конечно не все, а кто попадает на условия возможной реализации.

Я помню статью про Михаила Артемова в журнале «Изобретатель и рационализатор» за 1972г (точно не помню год). Называлась она «Полетим за огурцами». Потом Михаил со своей семьей переехали на Украину (или, как сейчас говорят, в Украину). След его пропал, а хотелось бы узнать о его судьбе. Казахи поселка с уважением называли его Артем-бай. Жив ли Артем-бай? Начались мои поиски.

 

Вот выписка из книги К.С.Горбенко и Ю.В.Макарова «Самолеты строим сами», где описаны конструкции любителей-самолетостроителей.

Самолеты М. Артемова. Первый самолет М. Артемова (без названия) был построен в 1962 г. в поселке Сартас Туркменской ССР. При изготовлении фюзеляжа был использован старый шкаф, а для шасси были приспособлены колеса от мотоцикла. Свободнонесущий одноместный моноплан М. Артемова отрывался от земли при разгоне с горы и пролетал всего около 50 м. Следующий его самолет "Спутник" мог уже пролетать несколько кило-метров.

Знакомство с шофером из Днепродзержинской птицефабрики (Украина, Днепропетровская обл.) В.Тимофеевым определило их общие интересы и Артемов переехал с семьей в Днепродзержинск. Сообща они начали строить самолет «Мрiя»  (Мечта). Самолет получился удачным. На нем был совершен ряд полетов. Позже был совместно построен еще один самолет «Славутич».

Совместная постройка самолета АТ-1 «Мрiя» продолжалась два года. Испытания  начаты в январе 1973г. АТ-1 –одноместный подкосный высокоплан цельнометаллической конструкции. Шасси трехколесное с хвостовым колесом. Для основного шасси использованы колеса от мотороллеров.

Двигатель собственной конструкции: были использованы три цилиндра от мотоциклов «Иж-Планета», картер, вал и редуктор – самодельные. Двигатель  развивал мощность 45 л.с. (33,1 кВт). Воздушный винт цельнометаллический, двухлопастной, изменяемого  шага. Самолет прекрасно взлетал со льда пруда птицефабрики. Общий налет самолета составил 15 часов.

Вторая совместная работа М.Артемова и В.Тимофеева – самолет АТ-2 «Славутич».Машина оказалась менее удачной и летала всего 30 мин. Испытания проводились в 1974г. «Славутич» - подкосный моноплан. Фюзеляж представлял собой сварную конструкцию из труб. Двигатель на основе мотоциклетного (К-750) мощностью 24 л.с. (17,6 кВт) без редуктора с толкающим трехлопастныи винтом был установлен конструктором ниже крыла.

В 1974г друзья принялись за постройку новых самолетов самостоятельно. Каждый делал аппарат своей конструкции. Началось соперничество при сотрудничестве.

 

В январе 1975г в воздух поднялся одноместный самолет«Амега» –амфибия конструкции М.Артемова. (первые две буквы – начальные буквы фамилии и имени конструктора). Самолет взлетал со льда совхозного пруда. Общий налет этого самолета около одного часа. Самолет металлической конструкции. Фюзеляж – лодка с реданом и кабиной пилота. Хвостовая балка ферменной конструкции изготовлена из труб. Центроплан выполнен в виде полукольца. Консоли крыла съемные. Носок консолей до лонжеронов обшит дюралюминием, крыло обтянуто полотном и покрыто лаком. Киль, стабилизатор, руль и элероны такой же конструкции.

Шасси трехколесное с носовым колесом. Основная стойка шасси – стальная рессора сечением 5х60 мм с приваренными к концам полуосями. Носовая стойка шасси управляемая с пружинной амортизацией. Зимой носовое колесо для взлета со льда заменялось специальным коньком. Под килем, расположена пята из стальных полос для предохранения хвостового оперения от ударов при взлете и посадке. В кабине на приборной  доске установлены указатель скорости, высотомер, указатель поворота и скольжения.

Двигатель мощностью 32 л.с. (23,5 кВт) собственной конструкции с использованием двух цилиндров от двигателя мотоцикла «Иж-56». Крепится он на стойках в полукольце центроплана. Толкающий воздушный винт постоянного шага выполнен из дерева и покрыт стеклопластиком.. Два топливных бака по 10 л каждый расположены в вертикальной части центроплана. Самолет летал, но стартов с воды не производилось. При скорости  65 км/ч «Амега» отрывалась, скорость полета составляла 100 км/ч.

В 1975 г. (немного позже, чем М.Артемов закончил самолет «Амега») В Тимофеев построил самолет Е-1 « Мустанг. Самолет оказался простым в управлении, устойчивым в полете. На нем летали многие. В.Тимофеев, хорошо овладевший самолетом, брал в полет даже свою пятилетнюю дочку Виту.

«Мустанг» - подкосный высокоплан металлической конструкции. Каркас фюзеляжа сварен из старых труб и обтянут полотном. Оперение обычного типа, подкосное. Стойки шасси – автомобильная рессора. Костыль из стальных пластин. Кабина спереди и справа закрыта плексигласом. Система управления и рулями – тросовая. В вырезе центроплана, за кабиной пилота установлен двигатель собственной конструкции мощностью 30 л.с. (22 кВт) двигатель изготовлен с использованием двух цилиндров от двигателя мотоцикла «Иж-Планета». Толкающий винт постоянного шага деревянный  диаметром 1,2 м . Масса  двигателя 45 кг.

Каркас фюзеляжа сварен из труб, обшит полотном, а в зоне  двигателя  - стеклопластиком. Кабина спереди и справа закрыта прозрачным плексигласом. Шасси  трехколосное с носовым колесом. Основная стойка  шасси – стальная автомобильная рессора с приваренными к концам полуосями. Два колеса от инвалидной коляски. Двигатель собственной конструкции снабжен редуктором. При 2000 об/мин развивал мощность 35 л.с. (26,7 кВт). Он был установлен в центроплане за кабиной пилота. Толкающий двухлопастной винт деревянный, постоянного  шага, покрыт стеклопластиком..

Функции элеронов выполняют поворотные консоли крыла, отклоняясь на 3º. При взлете и посадке пилот рычагом на левом борту кабины увеличивает общий угол установки крыла (от +5º до -8º), для изменения подъемной силы и сокращения разбега или пробега.

После «Мустанга» В.Тимофеев в 1979г построил более совершенный самолет «Мустанг – 2», который прошел летные испытания. Самолет был устойчив в полете, а при выключенном двигателе свободно планировал.

Это – подкосный моноплан с верхним расположением однолонжеронного крыла. Двигатель самодельный с использованием двух цилиндров от мотоцикла «Иж-Планета» при 3200 об/мин развивал мощность 30 л.с. (22 кВт). Он располагался за кабиной пилота. Воздушный винт - толкающий. Оперение  самолета Т-образное. Роль руля высоты выполняет поворотный стабилизатор, значительно более эффективный, чем у «Мустанга».

При смотре – конкурсе СЛА- 85 (самодельных летающих аппаратов) в Киеве, М.Артемовым был представлен самолет «Жаворонок». Самолет выполнен по схеме «подкосный высотоплан» кабина самолета закрытая, за ней под крылом установлен мотоциклетный двигатель М-62 мощностью 32 л.с. (23,5 кВт). С помощью длинного вала проходящего через хвостовую балку фюзеляжа, двигатель соединен с толкающим воздушным винтом, который установлен в щели вертикального оперения между рулем направления и килем. В связи с этим установлен симметрично относительно оси балки фюзеляжа (надфюзеляжная и подфюзеляжная части его равны). Подфюзеляжная часть киля имеет небольшую хвостовую опору – рессору. При стояке самолета киль находится высоко от земли. Трехточечное шасси с носовым колесом обеспечивает самолету устойчивое руление. Переднее колесо самоориентируется, основные колеса установлены под фюзеляжем на двух горизонтальных стойках рессорного типа.

Вертикальное оперение «Жаворонка» Т-образное цельноповоротное, с V -образными подкосами. Крылья «Жаворонка» элеронов не имеют. Поперечное управление самолетом осуществляется дифференциальным поворотом консолей крыла относительно продольной оси (консоли крыла пристыкованы к фюзеляжу с помощью горизонтальных шарниров). Внешние шарниры поворота крыла установлены на подкосах. Кроме того, при взлете и посадке пилот может менять угол установки обеих консолей для изменения подъемной силы. Взлетная масса самолета 285 кг.

На СЛА-85 самолет «Жаворонок» не летал, так как техническая комиссия сочла, что самолет содержит много новых технических решений, требующих дополнительных расчетов и обоснований.

После СЛА-85 начиная с 17 октября 1985г М.Артемов на «Жаворонке» выполнил ряд полетов, которые выявили недостаточную продольную устойчивость самолета.

Авиаконструкторы – самодельщики М.Артемов и В.Трофимов были связаны с Днепропетровским клубом авиационного конструирования им. Макеева.

Жаль, что нет никакой информации о дальнейшей жизни и деятельности нашего земляка. Если кто-то знает что-то о нашем Артем-бае, сообщите пожалуйста.

 

Как конструктор – профессионал, несмотря на то, что я не авиатор, я могу сказать свое мнение о конструировании самолетов своими руками. Дело в том, что почти во всех любительских конструкциях конструкторы- любители «наступают на одни и те же грабли».

1. Не нужно конструировать без изучения опытов предыдущих любителей и их анализа. Критического анализа самоделкам со стороны профессионалов я нигде не нашел.

2. Для того, чтобы самолет был устойчив, нужно стремиться центр тяжести загруженного аппарата сместить как можно ниже и в центр несущего крыла. Сделайте так, чтобы аппарат был устойчив как парашют..

3. Любительские конструкции самолетов имеют очень малую мощность двигателя, поэтому они могут взлетать только при больших площадях крыла и при очень малой скорости. Однако большая площадь крыла имеет недостаток – при малых порывах ветра аппарат становится неуправляем и может завалиться в любую сторону – это катастрофа.. Поэтому лучше увеличить мощность мотора, а площадь крыла уменьшить. Тогда увеличивается скорость посадки – тоже плохо. Все-таки лучшая конструкция для любителей – это биплан. Он более устойчив в полете и посадке. Колеса лучше разнести по ширине колеи автомобиля – тогда можно спокойнее садиться на грунтовую дорогу.

4. Нельзя допускать люфтов в тросовом управлении рулями – запоздалое действие управления может привести аппарат к неустойчивому полету и к катастрофе.

5. Хвостовое оперение должно быть подальше от основного крыла – так аппарат будет управляться стабильнее.

6. Учиться летать нужно на водной глади, т.е. начинать нужно с гидросамолета. Неудачная посадка на воду безопасней, чем на твердую землю. Только научившись владеть управлением гидросамолета, можно переходить на самолет. Самое сложное в полете – это посадка.

7. Поворотные консоли крыльев неоправданны. Элероны выполняют свою роль надежнее, а монолитное  крыло прочнее.

8. Нужно пробовать современные технологии. Так, фюзеляж и крылья можно  пробовать делать надувными или  парусными, как у дельтаплана. Здесь есть большие перспективы.

9. Я считаю, что полеты на самодельных аппаратах всегда несут неоправданный риск, потому как самолет – очень сложный аппарат, требующий больших технических знаний, а полеты проводятся  в сложном динамическом состоянии атмосферы, где все не предсказуемо. Прежде, чем начать конструировать самолет, наберитесь терпения и пронаблюдайте за изменением атмосферы. Вы заметите, что всегда есть то, над чем стоит задуматься: постоянно возникают восходящие и нисходящие потоки, ветер часто меняет свое направление и скорость, все потоки непостоянны. 

10. Начинать строительство самолета нужно с изготовления двигательной установки. Какой бы вы не поставили двигатель, его нужно проверить на вибрацию. При изменении оборотов двигателя может произойти его резонанс и он развалит всю конструкцию самолета в неподходящее время. Не торопитесь взлетать – проверьте самолет на надежность на длительной стендовой работе во всех режимах, закрепив самолет на якорях.

11. Особое отношение к винту. Это самая сложная и ответственная деталь. Она должна быть динамически сбалансирована. В простых условиях – это довольно сложная и скрупулезная работа. Несбалансированный винт создает разрушительные усилия, как для винта, так и для всей конструкции, на которой он крепится.

12. Все, что связано с полетами – это риск от надежности конструкции, риск от состояния погоды, риск от состояния пилота и т.п.… Но, как говорится, если у кого-то не хватает адреналина, то «безумству храбрых поем мы песню».

 

ДЖИТЕБАЕВ ЕРПАН АБУЕВИЧ – мой друг-казах.

 

Ерпан родился 2 марта 1929г. в Красноводском районе в п. Куули-Маяк. Если двигаться морем, то этот поселок находится на пути из Красноводска к Бекдашу. Ерпан являлся единственным сыном Абу,у которого в поселке  Сартас проживал брат Сахи. Сахи много лет работал в местном магазине, детей не имел.
         Все  родственники Ерпана работали в рыболовецком промысле. Когда началась война, было не до учебы, в маленьком поселке кроме соли ничего не было. Кого не забрали на фронт, те ушли в море ловить рыбу, чтобы отправлять ее на фронт. Капитаном рыболовного баркаса был Сырлыбай, который слепил из мальчишки Ерпана выносливого и терпеливого человека. Ерпан научился стойкости, выносливости, которая присуща настоящим морякам. Чтобы выжить, Сырлыбай ловил рыбу по всему восточному побережью Каспия, включая  Баутино (Мангышлак или , как сейчас,  Мангистауская область в Казахстане). Домой возвращались спустя 3 и даже 5 месяцев.

 Обычно, рыболовецкая артель включала в себя несколько баркасов и лодок. Баркасы заправлялись топливом, едой и солью и отправлялись рыбачить вдоль побережья надолго. Рыбачили на сети и переметы. Ловили рыбу все видов. Это были маленькие «рыбзаводы». Они  рыбу ловили, солили и вялили. В таком виде рыбу  сдавали государству. Так прошло все военное время. Стоит обратить внимание на такие факты его биографии. В 1941 году Ерпану было 12 лет ,  а  в 16 лет был награжден медалью"За доблестный труд в годы ВОВ"., - так государство оценило его «рыбалку». Кто не ходил в море, тот не может оценить эту работу, которая все время сопряжена с опасностью и невзгодами. Говорят, что Каспий самое коварное море. Я на себе не раз испытывал это коварство. Вопреки всем законам физики, на Каспии часто направления волны и ветра бывают перпендикулярны и судном очень тяжело управлять. Приходится бороться с каждой волной и ветром. Очень часто баркасы и лодки штормом выбрасывались на берег и разбивались. Рыбаки часто гибли. Я вспоминаю один из штормов в 1947-48г , в бухте Бекдаша ( я тогда жил на метеостанции и один баркас был выброшен рядом с домом, у причала, а другой напротив ул. Морской) было выброшено сразу 3 баркаса. В тот шторм в районе на берег Каспия было выброшено сразу 5 или 6 рыболовецких баркасов. Много  рыбаков погибло. Чем мне запомнился этот момент? Мы с со сверстниками «осваивали» выброшенный баркас. Лазали во все «дырки» и отламывали, что можно. И вот я как-то залез в машинное отделение и вытащил тряпку, которая находилась между обшивкой и шпангоутом. В ней оказался целый клад: там были деньги дореволюционные и первые советские. Денег было очень много полкило. Но они ничего не стоили. Старший брат Анатолий забрал их у меня, отнес в школу «похвалиться». Остались воспоминания….
        А после войны надо было учиться, работать. Ерпан закончил вечернюю школу, начал работать на Нефтеперерабатывающем заводе в г.Красноводске. Женился на Джанай.

1952г – родился сын Нурлаш, Старший сын Ерпана - Нурлаш был отдан в семью своего дяди Сахи, где воспитывался как  родной. После Нурлаша, у Ерпана долгое время не было детей.  Ерпан поступил и учился уже на 3 курсе химико-технологического института им.Губкина в Москве. Учился на отлично и хорошо. И произошло чудо или совпадение.  Так как его жена  долгое время не могла рожать, он поклялся: "Если у меня будет ребенок, я брошу учебу". Он сдержал свою клятву и в семье… стали появляться дети..

1960г – родилась Алмагуль

В 1962г. появился на свет Толик. Ерпан его особенно любил. Ведь это был его наследник, помощник. Только один раз в жизни он наказал Толика. Нечаянно отец увидел его курящим, и посадил в шкаф, где висела  одежда. Толик плакал, но Ерпан сказал: «Если больше не будешь курить, выпущу». С тех пор Толик никогда не курил. Впрочем, Ерпан сам не курил. Но произошла трагедия. В 1977г, за неделю до начала школьных занятий, дети играли в  футбол. Сильный удар мяча попал Толику в пах. Толик потерял сознание, а потом, очнувшись, попросил ребят не говорить об этом. Через неделю он начал хромать, только тогда родители узнали о том злополучном ударе мячом. По всей видимости, произошел разрыв кровеносных сосудов, который вызвал гангрену. Врачи уже были бессильны…Это был очень сильный удар для Ерпана. Он очень сильно страдал…
         1965г. -родился сын Андрей.

1968г. -рождение дочери Кызылгуль.

1970г. -родилась младшая дочь Айнагуль.

Ерпан появился в Бекдаше в 1967г. С ним я познакомился в 1970г. по работе. Я курировал монтаж оборудования и трубопроводов строящегося завода. Дружить мы стали позже – с1973 по 1975г. в 1975г я уехал из Бекдаша, но остались о Бекдаше и друге Ерпане самые хорошие воспоминания. Его семья жила по ул. Карабогазская , 5.

Годы перестройки, как эпидемия , многих  унесли из этой жизни. В 1991 г умер и мой друг. Все его дети и внуки живут в Актау или рядом. Нурлаш живет в Ералиево.

 

НАШИ УЧИТЕЛЯ:

ПЁТР ГЕОРГИЕВИЧ КУЗЬМИН И АННА АФАНАСЬЕВНА ТОКАЕВА

 

Пётр Георгиевич Кузьмин родился в июле 1911 г. в селе Старая Киа-Юмья Кукморского района Татарской АССР. Работал учителем.

Анна Афанасьевна Токаева родилась 18 декабря 1918 года в селе Котловка Елабужского района Татарской АССР. В 1936 году она закончила Елабужский педагогический техникум. Работала учительницей.

Пётр Георгиевич Кузьмин и Анна Афанасьевна Токаева поженились в 1937 году.

 

Во время Великой Отечественной войны Пётр Георгиевич был на фронте. Попал в немецкий плен. Войну закончил в действующей армии. После войны вернулся в родную школу.

Анну Афанасьевну мобилизовали в мае 1942 г.  До декабря 1945 г. она была старшим писарем,  имела звание сержанта. За участие в Великой Отечественной войне была награждена медалью «За оборону Кавказа», орденом Отечественной войны 2 степени, памятными медалями. После войны вернулась в родную школу. Семья соединилась. 

 

В 1947 году у них родилась дочь Рая. Через некоторое время  Пётр Георгиевич переехал из Татарской АССР в Среднюю Азию. В 1949 году он оказался в Бекдаше и стал работать в Омар-атинской школе. В 1950 году к нему приехала  жена Анна Афанасьевна с дочкой Раей. Так началась их жизнь в Бекдаше. В 1952 году у них родился сын Саша.

 Анна Афанасьевна работала учительницей начальных  классов сначала в омар-атинской школе, потом, когда школу перевели в Бекдаш, в бекдашской. За отличную работу была награждена званием «Заслуженный учитель Туркменской ССР», нагрудным значком «Отличник народного просвещения», медалью «Ветеран труда», Почётными грамотами.

Пётр Георгиевич, работая учителем, преподавал историю, военное дело, вёл уроки труда. Кроме того, он был председателем поселкового общества охотников.  Хочу сказать несколько хороших слов о нем. Человек был чудесный, добрый. Около школы он организовал несколько площадок для игры в городки. Бекдашинцы долго играли в городки, соревновались. Он научил меня стрелять метко из малокалиберной винтовки. В армии мне это очень пригодилось – я был одним из самых метких солдатов.

Анна Афанасьевна после выхода на пенсию переехала в г. Химки Московской области, где жила до последних дней своей жизни. Анна Афанасьевна Токаева умерла 15 июля 1994 г. от острой сердечнососудистой недостаточности.

Пётр Георгиевич Кузьмин умер осенью 1980 г. в Бекдаше один, оставленный женой и дочкой. Не знаю причин, почему так произошло,  но мне жаль его как человека. Знаю, что от одиночества он запил.

Многие из живущих ныне в Бекдаше или живших в нём когда-то помнят Петра Георгиевича Кузьмина и Анну Афанасьевну Токаеву. Их многочисленные  ученики хранят о них благодарную память.

Несколько ценных фотографий из архива Анны Афанасьевны Токаевой предоставила для моего сайта её дочь Раиса Петровна Кузьмина и подарила песню, посвященную Бекдашу и бекдашцам. Споем?

 

 

ПРИНОШЕНИЕ ЗЕМЛЯКАМ

 

Припев:

Пора, пора, порадуемся на своём веку,

Что жили на прекрасном Каспийском берегу.

Пока, пока, пока Бекдаш нас всех объединяет,

Судьбе не раз шепнём: «Мерси боку!»

 

Опять мы вспоминаем наш Бекдаш.

Не хочется нам с прошлым расставаться.

Хотели бы увидеть город наш,

Но столько есть препон, что не добраться.

 

Припев.

 

Когда-то был любимый наш Бекдаш

Цветком прекрасным у державы славной.

Теперь, увы, Бекдаш уже не наш,

Теперь Бекдаш – цветочек иностранный.

 

Припев.

 

Теперь там всё не так, и грустно нам.

Другой державы флаг Бекдаш наш носит.

И даже если лучше стало там,

То всё равно былого сердце просит.

 

Припев.

 

Разъехаться – таков был жребий наш.

Но разве то, как жили, позабудешь?

Поём тебе хвалу, родной Бекдаш.

Ты в сердце нашем есть, и был, и будешь.

 

Припев.

 

Мы твёрдо верим, что пройдут года

И в прошлое уйдут все разногласья.

Откроет двери нам Бекдаш тогда,

Откроет всем – какое будет счастье!

 

Припев.

 

 

19.3.2009 г.

 

Слова Р.П.Кузьминой

(подражание «Песне мушкетёров» Максима Дунаевского и Юрия Ряшенцева)

 

 

 

Валентин Николаевич Рудановский